Внуки

Лию српашиваю:Ты видишь сны? Какого цвета?
Лия отвечает :В Гиватайме серые, а в Иерусалиме голубые и розовые.(у бабушки)

Анютиы дети пошли в школу не 1 сентября, а 6,т.к бвли на карантине
mogendovid

[О книге: Лена Розенберг-Едваб. От дома к скитаниям ]

Лена Розенберг-Едваб. От дома к скитаниям. Дневник военных лет. 1941–1945 / Пер. с идиша М. Рольникайте и А. Глебовской. Предисловие И. Ниборского; послесловия Д. Розенберг и В. Дымшица. — Москва: Книжники, 2019. — 256 с. — (Чейсовская коллекция. Свидетель). ISBN 978-5-9953-0641-2

Еврейская панорама. - № 2 (68). - Февраль 2020

Впрочем, дневник Лены (на самом деле – Леи, Лейки) Едваб - из таких человеческих документов, которые не позволят забыть - упомянутое «богатство» галутного опыта настолько трагично в своих корнях, что, право, лучше бы его и вовсе не было. Даже при том, что судьба юного автора дневника была ещё не самой страшной. Еврейская девочка из польского Белостока, накануне войны ставшего советским, «всего лишь» оказалась в детском доме в Удмуртии, в чужой, непонятной ей стране, среди чужих, не понимающих её людей – и ничего не знала о своих родных, оставшихся дома. Дневник на идише (да ещё попытка автобиографической повести – в книге есть и три её главы) оказался единственно возможным способом связи с утраченной жизнью. «Оказывается, - пишет в послесловии Валерий Дымшиц, - у Холокоста есть и такое измерение — муки одиночества, покинутости, неизвестности.» И это тоже должно быть понято - и не должно быть забыто.

«Мой дом там, по ту сторону линии фронта, в моем Белостоке! Вспоминаю свою улочку, наш старый дом, маму. Мама! Где ты теперь? Где твои родные глаза? Мой дом — это ты! Мой дом — это Сореле, Мойшеле, папа, мои друзья! Где Сореле Давидовская, Мойше, Лейке, Завл, Мойшеле, Сёмка, Хаим, Гершл, Шлёма, Нёмка? Мой дом — моя школа, мои учителя, мой дом — Белосток! А я где?»

Перевод дневника стал последней литературной работой писательницы Маши Рольникайте, умершей в апреле 2016 года. В возрасте героини книги ей достался опыт куда более страшный - гетто и два концентрационных лагеря. Но сравнивать беды не поворачивается язык.

Лена пережила войну, репатриировалась в Израиль, родила сына, прожила долгую жизнь. Увидеть родных и друзей, оставленных в 1941-м в Белостоке, ей было не суждено - из них не выжил никто.

Ольга Балла-Гертман

Израиль: Системы дистанционного измерения параметров на борьбе с коронавирусом

Компании израильского военпрома подключились к производству различных систем и оборудования для противостояния эпидемии коронавирусной инфекции. Одна из таких компаний – «Эльбит Маарахот» (далее «Эльбит»). Её разработки – в категории систем дистанционного измерения медицинских показателей, с целью защиты медперсонала от заражения. Точнее, речь идёт о прототипах 2 систем, базирующихся на видеокамерах (в т.ч. одна тепловизионная) и 2 типов небольших РЛС различной дальности.



Одно из решений начнёт в ближайшие дни клинические испытания в больнице «Бейлинсон» в Петах-Тиква (в рамках медицинского центра «Рабин», состоящего из 2 больниц: «Бейлинсон» и «Голда hа-Шарон»). За разработкой стоит Отделение систем связи («Хативат Тикшув») «Эльбит».

В состав одной из систем входит небольшая РЛС, считывающей данные с расстояния в несколько десятков см, без прямого контакта с пациентом, и передающей их медикам. Система измеряет пульс, дыхание и температуру тела. Цель система разделить пациентов, заходящих в приёмное отделение больницы, на 2 группы – без подозрение на заболевание дыхательных путей и с таким подозрением. Это позволит снизить риск заражения медперсонала и продолжить работу приёмного отделения.
Collapse )



ИОСИФ БРОДСКИЙ - В УТЕШЕНИЯ СИДЯЩИМ НА КАРАНТИНЕ ИЗ-ЗА КОРОНАВИРУСА

Картинки по запросу "Иосиф Бродский"


Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно - возглас счастья.
Только в уборную - и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Иосиф Бродский